ГЛАВНАЯ КАРТА САЙТА ПОИСК
ГЛАВНАЯЦЕНТР ПОДГОТОВКИТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

«Лавка» соединила фермеров и горожан
Приручение фермера. Выступая в начале марта перед аграриями в Тамбове на их отраслевом съезде, премьер-министр Путин признал: российский крестьянин накормить страну не может — нет условий. Пока правительство думает, как эти условия создать, молодой московский предприниматель Борис Акимов решил не ждать милости от государства и связать фермеров с потребителями их продукции напрямую. Что из этого вышло — узнавал The New Times 
 
Два года назад 30-летний философ и журналист Борис Акимов задумался о том, что он ест. И стал ходить по московским рынкам в поисках экологически чистых, натуральных продуктов. Даниловский, Дорогомиловский, Бутырский — всюду он пробовал деревенскую еду на вкус, а заодно общался с продавцами. «Выяснялось, что большинство людей, продающих товар на рынке, не имеют к нему никакого отношения, — рассказывает Борис. — Причем эти перекупщики даже не могли толком рассказать, откуда продукт и как он выращен, поскольку в основном брали товар с каких-то баз». Но встречались и другие люди: их продукты были особенно вкусными и свежими, а рассказы полны знанием дела. Так возник круг фермеров, к которым Борис начал наведываться за покупками каждое воскресенье. Впрочем, через год поездки по рынкам надоели: получалось, что нужно ехать на Бутырский рынок, чтобы купить сыры, зелень и овощи, на Дорогомиловский — за рыбой, на Даниловский — за мясом. На все это тратилась чуть ли не половина выходного дня — 5–6 часов. «И я подумал: как бы сделать, чтобы можно было просто прийти в одно место и купить все, что я хочу», — объясняет предприниматель. Так возникла идея «Лавки деревенской еды».

Инопланетянин с сохой

С партнером Александром Михайловым решили: обычный магазин — слишком затратно и хлопотно. Другое дело — интернет-лавка. Летом 2009 года зарегистрировали в «Живом журнале» страницу, договорились с парой фермеров, чьи продукты понравились во время походов по рынкам, о поставках молока и мяса птицы. Заказы стали собирать через сайт: 80% ассортимента нужно заказывать за 2–3 дня, некоторые продукты — за неделю, чтобы фермеры успели сориентироваться. Раньше забирать заказы ездили к фермерам, теперь, когда объемы выросли, те сами привозят товар в Москву: половина стоимости доставки за счет крестьянина, другая половина — за счет «Лавки». При этом расчет с фермерами за продукты «Лавка» производит почти всегда сразу — по факту их доставки.

Клиенты «Лавки» — в основном люди состоятельные. По словам Бориса Акимова, это те, кому — в силу появления денег и времени — стало небезразлично, что они едят. Часто к перемене рациона стимулирует появление маленького ребенка: родители задумываются над тем, что будет есть кормящая мама и как будет питаться младенец по мере своего роста. Акимов считает, что кроме натуральных продуктов клиентов привлекают три принципа его бизнеса: прозрачность происхождения продукта, его качество и понятное ценообразование.

Чтобы обеспечить первое и второе, Борис и его коллеги практически каждую неделю отправляются в гости к очередному фермеру. Это главное условие сотрудничества: предприниматели должны увидеть своими глазами, как создается тот или иной продукт. Например, что едят куры, откуда семена огурцов, трудятся ли на ферме нелегальные рабочие. А чтобы покупатель четко знал, чей продукт он потребляет, Борис решил вывешивать на сайте фотографии фермеров и их истории. Вот тут-то и возникли проблемы.

„ 
Ждать помощи от государства и критиковать власти за то,
что они ее не оказывают, бессмысленно.
Надо создавать параллельную реальность    

«Поначалу фермеры к нам относились очень настороженно, — рассказывает предприниматель. — Приехали какие-то люди из города, предлагают в каком-то интернете продавать продукцию да еще и рассказывать о себе — не иначе обмануть хотят. Многие фермеры, видимо, наученные предыдущим опытом, просто боялись, что городские у них отнимут хозяйство». Борис такое недоверие вполне понимает: генетический страх, сформированный в годы советской власти, которая все отбирала, отменить не так просто. Труженики земли, по его словам, — жители иной цивилизации, «инопланетяне». Чтобы добиться их доверия, создателям «Лавки» понадобились терпение, время и постоянство: «Если долго с кем-то сотрудничаешь, человек видит, что все по-честному, — говорит Борис. — Но это возможно только с теми, кто открылся и принял правила игры, которые для нас принципиально важны».

О находчивых и не очень

Фермер Нина Козлова из села Заокское Рязанской области правила игры приняла одной из первых. Она — старожил «Лавки» и любимый клиентами поставщик молочных продуктов. «Познакомилась с ребятами случайно, на рынке в Теплом Стане, завязалась у меня с ними дружба, — рассказала она The New Times. — Сотрудничество это мне очень помогает: в Москву уходит по 60 кг творога и 40–50 литров молока в неделю». Три коровы Козловой сегодня «работают» преимущественно на «Лавку». Остальную свою продукцию Нина реализует на местном рынке: «Кто его знает, что нас ждет, — поясняет она. — Сегодня мы «Лавке» нужны, а завтра, может, они найдут кого-то еще. Вот и подстраховываюсь».

Американец Джей Клоуз, вместе с русской женой производящий сыры под Солнечногорском, извлек из сотрудничества с интернет-лавкой максимум пользы: пока российские коллеги-фермеры раздумывали, стоит ли доверять всемирной паутине, продвинутый американец разместил на сайте «Лавки» объявление. «Я сообщил клиентам, что ищу €5 тыс. на покупку голландского котла для сыроварения, — рассказывает фермер. — И предложил схему: вы мне деньги, я вам — «фьючерсный» сыр, на шесть месяцев вперед». Народ среагировал быстро: желающих иметь на столе эксклюзивные сыры от Джея (к примеру, сыр с кайенским перцем, с крапивой или со вкусом грецкого ореха) оказалось немало — и сегодня американец со дня на день ждет поставку котла. Таким же образом он заполучил два компьютера, холодильник и морозильник. «Теперь хочу еще пару коров и прицеп», — улыбается Клоуз.

«Такая беспроцентная система кредитования, когда ты можешь расплачиваться собственной продукцией, для производителя очень удобна, — поясняет Борис Акимов. — У него появляются стабильные деньги, чтобы вложить в производство, — и есть уже заранее выкупленный продукт». Увы, далеко не все российские фермеры столь же предприимчивы, как их американский коллега. К примеру, создатели «Лавки» проехали 300 км, чтобы договориться о сотрудничестве с одним производителем мяса. Снимали про него видео, фотографировали, выкладывали в интернет. А он не смог выполнить простое требование — найти хорошего мясника — и продолжал сам разделывать мясо своих коров и свиней так, что кости скрипели на зубах. В итоге от сотрудничества пришлось отказаться. 
 
Цена без вопросов

Сегодня у «Лавки» около 30 фермеров-поставщиков. Те, кто принял правила сотрудничества, вполне довольны: они отпускают москвичам товар по той цене, которую считают справедливой. В конечной стоимости продукта она составляет 50–70%. Остальные 30–50% — наценка компании Акимова за логистику и посредничество. В итоге цены в «Лавке» в 3–4 раза выше средних по городу. К примеру, молоко здесь стоит 120 рублей за литр, творог — 400 рублей за килограмм, телячья вырезка — 1150 рублей. А чтобы у конечного потребителя не возникало вопросов, создатели магазина выкладывают информацию о том, как формируется цена на каждый их продукт, на сайте.

«Вот, к примеру, «мраморная» говядина для стейков: 1870 рублей за килограмм вырезки, — рассказывает Акимов. — Очень редкий продукт. Почти 100% стейков в России — заграничные: австралийские, аргентинские. А мы нашли наших ребят, которые занимаются мясным скотоводством и выращивают эксклюзивные мясные породы коров. Один бык-осеменитель может стоить €10 тыс.». Чтобы получать «мраморное» мясо, нужно выращивать такую корову около двух лет, объясняет Акимов. При этом вырезка для стейка составит всего 10% туши. Но и эти 10% нужно выдержать в специальной камере при нулевой температуре от 21 до 40 дней, чтобы мясо «созрело». «Куда выгоднее просто зарезать и продать, — поясняет Акимов. — Поэтому, если фермер запрашивает высокую цену, мы изучаем, почему она такая, и потом на сайте рассказываем об этом».

Оживить землю

Борис не скрывает — поначалу в их адрес раздавалась критика: «Пользователи возмущались: как же так, мы в деревне у бабки молоко по 20 рублей покупаем, а вы в Москве его по 120 рублей толкаете, спекулянты!» Акимов не устает объяснять: качественный продукт не может стоить дешево.

Судя по всему, «Лавки» Акимова высокие цены не смущают: в неделю здесь принимают около 400 заказов, в среднем каждый тянет на 3,5 тыс. рублей. Оборотами Акимов и партнеры довольны. Они не ожидали, что всего за два года бизнес так разрастется: начинали с одного компьютера, маленькой квартиры и бытового холодильника — выросли до 37 сотрудников и 120 кв. метров арендованного помещения, где сегодня не только формируют интернет-заказы, но и кормят горожан деревенскими обедами. В планах — создать экспериментальный цех по переработке фермерской продукции и открыть первый в России фермерский ресторан. Конкуренции основатель компании не боится: говорит, что сайты, которые «собезьянничали» идею «Лавки» и стали продавать «деревенскую еду», действуют по принципу простого интернет-магазина и поднимают цены безо всякого обоснования. У Бориса Акимова и партнеров цель иная: «В России 95% территории — это сельская местность, — объясняет предприниматель. — В основном это выжженная земля, абсолютно заброшенные территории. Мы хотим оживить их, создав социально-экономический механизм, который соединит производителей агроуслуг и жителей городов».

Владимир Плотников, президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), не против такого подхода: «У фермеров есть извечная проблема с реализацией продукции, а у горожан — с доступом к ней, — говорит Плотников. — И если находятся ребята, которые напрямую занимаются соединением горожан и фермеров, считаю, это хорошее дело». Цены же нынче высокие на все виды сельхозпродукции, что для фермера выгодно, добавляет Плотников. Потребитель сам выбирает, какое соотношение цены и качества приемлемо для его бюджета.

Что касается хозяина «Лавки», то он уже давно пришел к выводу: «Ждать помощи от государства и критиковать власти за то, что они ее не оказывают, бессмысленно. Надо создавать параллельную реальность». Он уверен: если это удастся сделать, параллельная реальность начнет вытеснять собой существующую и в конечном итоге заменит ее полностью.
________________________________________
Клиенты «Лавки деревенской еды» — The New Times

Оксана Львова, работник фэшн-индустрии:

«Восемь месяцев назад у меня родилась дочка, и я поняла, что нужно вдвойне заботиться о качестве нашего семейного питания. Сейчас покупаю в «Лавке» коровье молоко у фермеров Тимофеевых, а с апреля буду брать у них еще и козье. «Лавка» — вариант недешевый, но зато надежный. Магазинам и рынкам я доверяю меньше. Поэтому, думаю, если материальное положение позволит, со временем полностью перейдем на продукты из «Лавки».

Федор Гамалея, продюсер:

«Цены в «Лавке» высокие, но, с другой стороны, я знаю, за что плачу такие деньги. Те же суммы я отдавал продавцам на Дорогомиловском рынке за сомнительного качества продукты. Это раньше мне было неважно, что и где есть. Но потом насмотрелся по телевизору расследований про ужасы пищевой промышленности, негуманные условия содержания животных на скотобойнях и пришел к выводу: «Ты то, что ты ешь». С тех пор все покупаю в «Лавке» — овощи, фрукты, мясо».

 

Версия для печати       В формате MS Word